Марк Хэмилл хотел, чтобы Люк Скайуокер дожил до Эпизода IX

Марк Хэмилл

В полнометражном документальном фильме «The Director and the Jedi» («Режиссёр и „Джедаи“»), входящем в состав бонусного диска к цифровому изданию Эпизода VIII «Звёздных Войн», нам показывают изнанку кинопроизводства. В частности, актёр Марк Хэмилл обсуждает там возникшие между ним и режиссёром «Последних джедаев» Райаном Джонсоном творческие противоречия, попутно сожалея о том, что предал эти разногласия огласке. Хэмилл также объясняет, как ему удалось примириться с [режиссёрской трактовкой] одной из финальных сцен фильма.

Ранее Хэмилл заявлял, что он был принципиально не согласен с Райаном Джонсоном в том, что касается развития Люка Скайуокера как персонажа. Правда, потом он стал говорить, что после просмотра готового фильма пришёл к мнению о том, что история его героя получила правильный вектор, хотя изначально он не хотел этого принимать. (При этом Хэмилл выражает сожаление по поводу того, что вынес свои опасения на публику — тем более что готовый фильм он тогда ещё не видел). В ходе стадии производства фильма Хэмилл позволил себе несколько резких высказываний касательно решений Джонсона:

«Это было возвращение домой, однако дом этот я совершенно не узнавал. Дело не в том, что мне он не нравился. Это просто не был тот Люк, которого я знал. У вас всегда есть собственное понимание того, как должен использоваться персонаж. Мой герой являл собой надежду… а теперь он деморализован. [Я сказал Райану Джонсону:] „Ненавижу то, что ты сделал с моим персонажем“. После того, как я выпустил эти чувства на волю, я мысленно сказал: „Веди меня, о, гуру!“ Я в этом смысле похож на большинство из вас — я чувствую, что здесь (в роли Скайуокера — прим. Nexu) есть мой личный вклад; у меня есть ощущение, что я имею право собственности. Мне жаль, что я опустился до того, чтобы открыто выражать свои претензии: это — рабочий процесс, это не должно выноситься на публику. Я делал своё заявление ещё до того, как посмотрел готовый фильм».

Некоторые утверждают, что Хэмилл сделал разворот на 180 градусов, чтобы не вызвать гнев высшего руководства «Диснея», и что на самом деле он ненавидит Джонсона. Однако, учитывая тот факт, что все последние два года он относится к Джонсону, как другу — и не только в такие моменты, когда оба занимаются пиаром «Последних джедаев»,— проще будет предположить, что Хэмилл просто не принял творческие разногласия близко к сердцу и действительно является поклонником этого фильма. Хэмилл также отметил, что он надеялся на то, что Люк не соединится с Силой вплоть до Эпизода IX, однако, в итоге, пришёл к мнению, что самопожертвование Люка как нельзя лучше вписывается в сюжет.

«Моей первой реакцией было: „А нельзя ли отложить это до Эпизода IX?“ Но Люк, в конце концов, жертвует собой во имя блага Повстанческого Альянса (так у Хэмилла — прим. Nexu), и я тоже [понял, что] должен чем-то пожертвовать ради этого фильма. Нет, кроме шуток. Я не пытаюсь заниматься самоуничижением, я просто говорю, что, если взглянуть на вещи более широко, то я даже не предполагал никогда, что вернусь (к „Звёздным Войнам“ — прим. Nexu), так что это всё равно что клад найти».

Мы, скорее всего, вновь встретимся с Люком в виде Призрака в Силе в Эпизоде IX — вероятность этого высока ещё и потому, что Лейи в фильме не будет. Джонсон в комментариях отмечает, что Люк предстанет гораздо более могущественным, чем мы могли бы вообразить — а это, в свою очередь, позволит ему оказывать большее влияние, чем то, когда он был жив. Остаётся ждать, когда мы увидим, что для этого героя придумал завершитель трилогии, Джей Джей Абрамс: будем считать, что [Люк] в фильме будет, даже если никто пока не сделал официального анонса.

* * *

Источник: Heroic Hollywood

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: Люк Скайуокер, Эпизод VIII , Марк Хэмилл, Райан Джонсон

Centax

Centax в соцсетях