• Интервью
  • Иэн Макдермид вспоминает съёмки в Эпизоде VI


Иэн Макдермид вспоминает съёмки в Эпизоде VI

Иэн Макдермид

Вчера исполнилось 69 лет прекрасному британскому актёру Иэну Макдермиду, сыгравшему в «Звёздных войнах» Императора Палпатина. Причём вышло так, что старого Императора он сыграл почти на 20 лет раньше, чем молодого. И оба были великолепны, особенно — Палпатин из приквельной трилогии, где Макдермид смог в полной мере раскрыть свой блестящий актёрский талант.

В связи с этим событием я хочу познакомить вас с интервью, которое Макдермид дал изданию «USA Today» в мае этого года.

Император «Звёздных войн» вспоминает свой первый рабочий день

«Всё было чудны´м». Так описывает свой первый день на съёмках «Возвращения джедая» Иэн Макдермид, сыгравший, по всей вероятности, самого отвратительного персонажа в галактике «Звёздных войн» Джорджа Лукаса.

Император Палпатин впервые появился в фильме «Империя наносит ответный удар» (1980) — в виде зловещего образа, которому подарил свой резкий голос британский актёр Клайв Ревилл. Однако в третьем фильме классической трилогии Лукаса роль злодея в плаще и капюшоне поручили шотландцу Макдермиду.

На самом деле, он не был первым в списке актёров, пробовавшихся на эту роль. По словам Макдермида, 120-летнего Императора должен был играть значительно более старший по возрасту актёр, однако тот не смог носить жёлтые контактные линзы, которые были обязательной частью образа — в целях придания персонажу характерного жуткого взгляда. «Его глаза просто не принимали их [линзы], поэтому [страховщики] не могли обеспечить его страховкой»,— вспоминает Макдермид.

Режиссёр по подбору актёров, Мэри Селуэй, однажды увидела Макдермида в маленьком английском театре, где тот в свои 30 с хвостиком играл постаревшего Говарда Хьюза, и рекомендовала Лукасу позвонить ему.

«Всё было покрыто завесой тайны»,— говорит Макдермид. Его агент позвонил ему тогда и сказал, что за ним выслали автомобиль. Макдермид выглянул в окно и увидел, что автомобиль уже приехал. «Вот насколько всё было организовано».

Макдермид провёл 15 минут за разговором с Лукасом и режиссёром «Джедая» Ричардом Маркуандом, всё ещё не зная, какая роль ему уготована. Он не был уверен, что прошёл кастинг, однако его агент позвонил ему снова, когда он вернулся домой, и сказал, что он будет играть Императора.

«Я не вполне хорошо представлял, кем был Император, потому что в фильме „Империя наносит ответный удар“ он появлялся только в эпизоде, но мысль о том, что им буду я, превосходила любые фантазии»,— говорит Макдермид.

Актёр вспоминает, что именно в нём произвело впечатление [на Лукаса] при первой встрече.

«Когда я уходил и уже шёл к двери, Джордж сказал: „А кстати — шикарный нос“. Мне показалось, что говорить об этом не было необходимости, но потом я подумал, что это может быть хорошим знаком. Возможно, им нужен большой нос»,— говорит Макдермид, посмеиваясь.

«Можно понять, почему он сказал так — ведь это оказалась единственная часть моего лица, которая от меня осталась. И, конечно, он довольно впечатляюще выставлялся из-под чёрного капюшона. По-видимому, они собирались сделать нос накладным, если бы не нашли подходящий, но они получили его бесплатно».

Макдермид впервые увидел свой костюм во время гримёрных проб и был удивлён видом простого чёрного плаща — тогда как он ожидал увидеть что-то в китайском стиле, пышное, обсыпанное алмазами и всевозможными украшениями.

Первой его мыслью было: «он выглядит не слишком по-императорски». «Но потом я подумал: нет, это очень умно, на самом деле, именно так и должен выглядеть человек вроде него. Он очень стар и не намерен беспокоиться о том, что он носит, потому что он — главное лицо во вселенной».

В свой первый съёмочный день Макдермид репетировал сцену с Дэвидом Праусом — человеком, которым в классической трилогии скрывается под костюмом Дарта Вейдера,— и должен был спуститься с лестницы, чтобы встретиться с Праусом у её основания.

Хотя контактные линзы Императора его не беспокоили, они лишали его возможности периферийного зрения.

«Двери открылись, пошёл дым, и, разумеется, я не мог ничего разглядеть,— говорит Макдермид.— Однако у меня была трость, и я стал наощупь отыскивать себе дорогу — я подумал, что мне, как-никак, 120 лет, и это будет выглядеть не так уж и плохо».

Но трудности на этом не закончились. Когда Макдермид добрался до основания, то не мог слышать того, что говорит Праус — из-за высокого роста актёра и его шлема.

«Я подумал, что они могли бы сделать какое-нибудь усиление,— вспоминает он.— Я знал, что в финале его голос заменят голосом великого Джеймса Эрла Джонсона,— но было бы хорошо не пропустить нужную реплику».

«Вины Дэйва в этом не было, но, поскольку я не слышал ни слова из того, что он говорил, мне нужно было хотя бы понять, когда он перестал говорить».

Этот день принёс ему ещё один сюрприз. Его старый приятель, Майкл Пеннингтон, играл в «Возвращении джедая» имперского офицера — моффа Тиэна Джерджеррода, но оба даже не подозревали о том, что снимаются в одном кино, до той сцены, где Пеннингтон склонился перед Макдермидом и назвал его «Великим Императором».
«Я увидел его после съёмок,— говорит Макдермид.— Он сказал: „Бог мой, это ты“. Я ответил: „Если бы я знал, что ты будешь кланяться мне в колени, то согласился бы сниматься бесплатно“».

Маркуанд сказал ему попытаться сымитировать голос Ревилла из предыдущего фильма, но вместо этого Макдермид — который обычно спал во время ежедневного четырёхчасового гримирования — подобрал нужные гортанные звуки, глядя на отражение чудовища в своём зеркале.

«Мне казалось, что он должен походить на отвратительную старую жабу»,— говорит он.

Актёр вспоминает сеанс озвучивания, который происходил позднее при участии Лукаса и продюсеров Стивена Спилберга и Кэтлин Кеннеди: «После первого же дубля Стивен сказал: „Бог мой, да ты — воплощение зла!“ — Полагаю, это было одобрением, и с тех пор у меня [как Императора] был именно такой голос».

Макдермид все эти годы общался с Лукасом, и ходили слухи, что Палпатин будет возрождён в телевизионном сериале. Хотя Лукас и был уклончив, как всегда, он говорил Макдермиду, что у Императора наверняка была своя предыстория — такая же, как у Вейдера и всех остальных.

Эта мысль «очаровывает меня и играет с моим воображением, но у меня нет никаких идей,— говорит Макдермид.— Было бы интересно порассуждать о том, что когда-то он, возможно, не был воплощением зла — но случилось что-то, что круто изменило его характер».

Макдермид был бы счастлив вернуться в Эпизод VII «Звёздных войн», над которым будет работать Дж. Дж. Абрамс, но он говорит, что есть небольшая проблема с Вейдером, отправляющим его в «космическую преисподню» в конце «Возвращения джедая».

«Я хорошо помню этот момент, потому что у них ушла примерно неделя на то, чтобы сбросить меня в тот мусоропровод при помощи тросов, говорит Макдермид.— Помню, как я всё время спрашивал: „Он точно мёртв, Джордж?“ — и он отвечал: „Да, точно. Мертвее не бывает“».

«Полагаю, это означает, что он не мог выжить и попасть в Эпизод VII — если, конечно, он не был достаточно умён, чтобы клонировать себя. Он, конечно, достаточно умён, но мне неизвестно, была у него такая идея, или нет».

Источник: 'Star Wars' Emperor recalls his first day on the job

Поделиться ссылкой на статью:

Centax

Centax в соцсетях