• Интервью
  • Дейв Филони рассказал о «Повстанцах»


Дейв Филони рассказал о «Повстанцах»

Star Wars Rebels  A Look Ahead

На днях Дэйв Филони дал довольно пространное интервью о сериале «Star Wars Rebels» изданию /Film. Хочу привести наиболее интересные места из этого интервью.

/Film: Сюжет — по крайней мере, на данный момент,— будет вращаться только вокруг команды «Призрака», или же время от времени будет перескакивать и на других персонажей?

Филони: Эта история в значительной степени посвящена Эзре Бриджеру и тому, как он взаимодействует с командой ["Призрака"]. Так что каждая серия рассказывает об этих ребятах. Иногда фокус смещается на кого-то из членов этой команды, но в целом — это история о конкретной «семье» и о том, как они борются с Империей.

/Film: Если избегать спойлеров — можем ли мы с осторожностью предположить, что эта группа героев положила начало тому, что позднее приведёт нас к Принцессе Лейе и созданию Звезды Смерти? Они запустили эффект снежного кома?

Филони: Я думаю, что наиболее удачно взгляд на данный вопрос отражают слова Саймона Кинберга. Он предложил представить американскую революцию глазами пятерых парней, укрывающихся на какой-нибудь ферме и ведущих борьбу с британскими солдатами. У них нет никакой информации о глобальной политической ситуации и о том, что происходит. Мне кажется, именно с такой точки зрения стоит рассматривать «Повстанцев». Вы видите маленькую группу, которая пытается вести свою борьбу, и задумываетесь о том, как всё это привело к повстанческому альянсу, знакомому вам по «Новой надежде». Вот одна из тех вещей, которые мы собираемся раскрыть по мере продвижения сюжета.

Мы заговорили о движении сопротивления ещё в «Войнах клонов», в сюжетном блоке под названием «Арка Ондерона». Там, если вы помните, джедаи вдохновили местных ополченцев сопротивляться [режиму] и сражаться за свои планеты. В соответствии с генеральным планом Джорджа Лукаса, именно с этих небольших групп и началось формироваться движение сопротивления против Империи. Как видите, за кадром остаётся больше, чем в кадре. Точно так же в «Новой надежде» мы слышим, что имперский Сенат был распущен — однако нам не показывают ни одной сцены из этого события. Просто произносят текст. Мы думали обо всех этих больших событиях, которые происходят на заднем плане — но мы всё-таки хотели бы сосредоточить внимание на наших героях.

/Film: Хорошо. Теперь поговорим вот о чём: когда я впервые прочёл о сериале, моя первая мысль была о том, что вы сделали Кейнана джедаем. И, если он в каком-то роде является частью зарождающегося Постанческого Альянса, то возникает вопрос: если джедаи помогали создавать Повстанческий Альянс, то не делает ли это и Люка, и его джедайство уже не столь важными [обстоятельствами]?

Филони: Я так не думаю. Здесь интересная вещь состоит в том, что Люка, если вы вспомните, довольно быстро приняли в ряды повстанцев. И никто в фильмах, похоже, не придавал значения тому, что у него есть какие-то необычные способности. Зададимся вопросом: сколько человек в Повстанческом Альянсе думали о нём как о джедае? Не думаю, что мы найдём много тому свидетельств. Возможно, они и были, но не в фильмах. Он носит на поясе световой меч практически так, как будто просто нашёл его. Я думаю, в этом состоит сила характера Люка; вспомните, он даже не говорит о том, что он — джедай, пока не оказывается перед Императором и не выхватывает свой световой меч. Я хочу сказать, что в ту пору существовало много разных артефактов, останков этой «старой религии» вроде световых мечей, и большинство людей, вероятнее всего, полагало, что Люк просто нашёл его [световой меч]. По большому счёту, так ведь оно и есть.

/Film: Да.

Филони: Он и вправду нашёл его. У Оби-Вана. Оби-Ван сказал ему: «Он принадлежал твоему отцу». Но я не думаю, что Люк всем рассказывал об этом. Так что все джедаи или все чувствительные к Силе люди ушли в тень. Как вы знаете, Кейнан иногда разбирает свой световой меч на части и прячет с глаз долой, но вы бы сказали, что его меч скорее похож на свисток для подзывания дроида или что-то в этом роде. Вы бы и не подумали, что это — световой меч. Как только Оби-Ван вытащил в кантине свой световой меч, в толпе пошёл шепоток: «Э, да за этих парней наверняка можно получить награду». Поэтому Кейнан у нас именно такой. Он очень отличается от Люка.

Я имею в виду, что в смысле джедайского мастерства он обучен гораздо лучше, чем Люк. Интересно поразмыслить о том, что делали [в эпоху Империи] все эти люди, у которых были способности к Силе? И почему они не стали тем ослепительным светом, той Новой Надеждой, которой стал Люк? Миссия Люка в Силе является совершенно определённой. Учись быть самоотверженным. Достаточно самоотверженным, чтобы спасти своего отца. Чтобы понять, что ты можешь простить и искупить его вину. И это, конечно же, в корне отличается от того, что происходит с Эзрой и Кейнаном.

/Film: Отлично. Теперь обратимся к канону «Звёздных войн», где Оби-Ван говорит о том, что Вейдер охотится за джедаями. Но вы, ребята, представили нам другого злодея, Инквизитора. Для чего вводить совершенно нового персонажа, который будет делать те же самые вещи? Особенно когда у нас есть отношения учителя и ученика между Вейдером и Императором. Теперь же вы добавляете к ним третьего. Расскажите, для чего это нужно и как вы собираетесь это использовать.

Филони: Для меня главная идея состоит в том, что Оби-Ван, рассказывая об этом Люку, просто пытается объяснить вещи наиболее доходчиво. Он знает, что за всем этим стоит Вейдер. И это — самое важное для Люка. В этом — его судьба. А Инквизитор — да жив ли он к тому времени? Кто знает?

/Film: Это верно.

Филони: Нужно подумать о том, что в галактике во времена Войн Клонов было 10 000 джедаев. Их число с той поры уменьшилось. Как их отыскать? Где их найти? Я уверен, что всё это время Вейдер принимает участие в охоте на джедаев. Уверен, что вскоре после Войны Клонов, когда оставалось ещё достаточное количество джедаев и они пытлись выяснить, что же произошло, Вейдер заманивал их в ловушки и уничтожал по нескольку за один раз.

Во времена действия [сериала], довольно много лет спустя, джедаев уже так мало и они так разобщены, что я не думаю, чтобы он [Вейдер] стал гоняться за каждым в отдельности. А тут ещё и другая вещь, которая, как мне кажется, всё усложняет — появляющиеся на свет новые дети, способные к восприятию Силы. Император и Вейдер уж точно не хотят видеть их вокруг себя. Но найти их нелегко, поэтому нужны группы охотников и ищеек. И вот у нас появляется Инквизитор, который выслеживает этих парней. Теперь представим, что он отправляется на поиски парня — скажем, куда-нибудь на Татуин; если бы он столкнулся с Оби-Ваном Кеноби, то вряд ли бы остался в живых. Но если бы ему повезло, то он позвонил бы Вейдеру и сказал: «Вам стоит прошерстить это место».

/Film: Но он [Вейдер] — мастер-джедай, а не мальчик на побегушках.

Филони: Он — босс. И имеет определённый авторитет, совершенно верно. Поэтому я считаю, что по мере того, как развивались события, Вейдер всё больше отвлекался на более важные миссии — например, преследовал тех, кто украл важные планы. Что-то вроде того. А Инквизитора делают этакой охотничьей собакой. Он разыскивает вас, выслеживает, изучает — иногда даже сражаясь с вами лицом к лицу — и собирает о вас сведения. Кто вас учил, откуда вы родом, сколько вам лет и как вас зовут. У него есть вся необходимая информация и он придирчиво её изучает. Например, он может быстро понять, кто такой Кейнан, просто вынудив его сразиться на световых мечах.

/Film: Ну хорошо. Вы, наверное, хотите, чтобы сериал продолжался в течение долгого времени.

Филони: О, да.

/Film: Но вы упоминаете Имперский Сенат, Звезду Смерти. Есть и другие примеры из «Новой надежды». Есть также и те места, где [в фильмах] располагался Повстанческий Альянс — Явин и Дантуин. Как вы увяжете присутствие таких знаковых элементов? Или же они находятся ещё так далеко от того времени, с которого начинается сериал, что вы пока не волнуетесь по этому поводу?

Филони: Они и далеко, и просто являются чем-то обособленным для меня. Я действительно не хотел бы дойти до событий при Явине, потому что это заставило бы галактику казаться слишком маленькой. В нашем сюжете планы Звезды Смерти не играют никакой роли.

/Film: Но Империя должна построить Звезду Смерти, а принцесса Лейя станет лидером…

Филони: Да, это всё случится — но где-то там. Я так думаю.

/Film: Ладно.

Филони: Знаете, если бы нам пришлось пересекаться с подобными событиями, мы должны были бы делать это с величайшей осторожностью. Я думаю, что галактика достаточно велика для того, чтобы у нашей команды было собственное приключение, и чтобы они никогда не знали о Звезде Смерти. Ну, или слышали о ней что-то там такое. Возможно, они слышали о том, что где-то что-то взорвали. Это интересно — взглянуть на историю под таким углом. На Story Council [в Lucasfilm] я бы проголосовал за то, чтобы больше углубиться в этом направлении. У нас теперь есть множество сюжетов, которые мы можем рассказывать в этой вселенной, и они действительно могут принимать какое угодно направление.

Поделиться ссылкой на статью:

Centax

Centax в соцсетях