• Интервью
  • Дэйв Филони — о «Повстанцах». Часть 2


Дэйв Филони — о «Повстанцах». Часть 2

Дэйв Филони

Во второй части своего интервью (если вы пропустили первую часть, то можете прочесть её здесь) Дэйв Филони, исполнительный продюсер и один из создателей сериала «Звёздные войны: Повстанцы» обращается к наиболее значимым событиям первого сезона — включая появление гигантских фирноков, которое стало испытанием для самообладания Геры, и восприятие фактов «с определённой точки зрения».

StarWars.com: Атмосфера сериала определённо близка к атмосфере классических «Звёздных войн». К созданию «Повстанцев», которые имеют совсем другую тональность, нежели «Войны клонов», вам пришлось подойти как-то иначе?

Дэйв Филони: Не совсем так. Я твёрдо убеждён, что персонажи должны пройти через испытания, иначе нельзя. У Эзры или любого из героев — непростая жизнь. Есть немного тьмы в каждом из нас. Я ещё во ремя работы над «Войнами клонов» понял, что аудитории нравятся мрачные сюжеты, но только тогда, когда герои побеждают. Зрители скажут, что это не так, но на самом деле это — правда. Когда Люк взрывает Звезду Смерти — это вызывает радостные чувства. В «Войнах клонов» убийство нами любимого клона воспринималось совсем иначе, чем убийство «плохих парней».

В «Повстанцах» мне нравится видеть то, как герои преодолевают сложности и становятся более сильными. Это — именно то, что заставляет сериал выглядеть, как классическая трилогия ["Звёздных войн"]. В то время, как «Войны клонов» неизбежно должны были завершиться поражением, здесь у вас есть надежда — и она остаётся с вами всё время. Персонажи вдохновляют друг друга. Ситуации, в которых они оказываются, в большей степени способствуют тому, чтобы выглядеть забавными. Особенно эксцентричным бывает Чоппер. Он похож на классического персонажа шоу «Маппеты».

Эзра и фирнок; сериал "Повстанцы"

StarWars.com: Хотелось бы бегло вспомнить наиболее яркие моменты этого сезона и попросить Вас немного прояснить суть их возникновения. Начнём с Форта Анексис и гигантского фирнока, которого усмиряет Эзра.

Дэйв Филони: Форт появился, потому что у нас оставались материалы от «Войн клонов», которые не удалось отснять. Что-то вроде больших наружных декораций, которые были построены, но так и не были использованы. Поэтому мы использовали их в «Повстанцах», лишь немного переделав.

Мы изначально планировали показать связь с эти ми существами и ситуацию, когда Эзра собирается призвать самое большое существо — этакую «матку» фирнока. Но в действительности я хотел этой сценой в духе Акиры [Куросавы] подчеркнуть напряжённость этого момента, во время которого Эзра перестаёт быть прежним Эзрой и предстаёт перед нами совершенно спокойным и хладнокровным. Это — важный момент, который демонстрирует его связь с Всеобъемлющей Силой. Эзра открыт для понимания идеи о том, что всё живое взаимосвязано таким образом, который он пока не в состоянии осмыслить.

Вы должны быть осторожны с этой взаимосвзяью. Он использует и направляет Силу, которая, в данном случае, питается его страхом и гневом, исходящим от Инквизитора. В итоге он получает то, чем не может управлять. Вот почему позже Кейнан проводит с Эзрой беседу и заводит разговор о Тёмной Стороне. Вы можете видеть, где Кейнан, возможно, допустил оплошность. Эзра постигает джедайские премудрости быстрее, чем представляется Кейнану, но Кейнану трудно это понять, потому что у него нет наставнического опыта, а сам он никогда не был настоящим джедаем.

StarWars.com: Мы уже видели немного подобных сценок [с укрощеним животных] в «Атаке клонов», однако в сериале впервые подана идея общения с животными посредством Силы. Откуда она пришла?

Дэйв Филони: По большей части, она пришла из уверенности в том, что это возможно. Я верил в это с самого детства. А началось всё с арены Геонозиса. Мы с Пабло Идальго подкинули эту идею на сценарном совещании, и всем она понравилась. Это не означает, что Эзра командует этими существами или приказывает, что делать. Это — просто взаимосвязь с другим живым существом, которую он может контролировать. В какой-то степени, это нечто вроде ментальной уловки. Он может призвать к действию или использовать страхи живого существа для влияния на него. Это делается не ради нападения, а ради усмирения. Это служит для взаимосвязи. Для общения с травой, деревьями и всем окружающим миром. Это — жизненная сила, которая окружает всех живых существ. Эзра демонстрирует врождённую способность к этому как никто другой из ранее встречавшихся Кейнану.

Этим он отличается от Люка Скайуокера, но это умение — не сверхспособность. Лучшее выражение Силы происходит не посредством сражения на световых мечах или других боевых приёмов. Оно — в связи с самой жизнью, с тем, что находится вокруг, в готовности отпустить, примириться и, в конечном итоге, стать безымянной частичкой всего сущего. Люк Скайуокер не использует никаких особых умений для того, чтобы спасти своего отца. Он постигает трудное обучение, приходит к знанию и умению, но в итоге единственная сила, которая помогает ему — это сила сострадания и любви. Акт прощения и самопожертвования — вот что спасает его отца от Тёмной Стороны. Не бой на световых мечах.

StarWars.com: Как вы думаете, сколько детей по всему свету сейчас попробуют управлять своими кошками?

Дэйв Филони: (Смеётся) Это здорово. Надеюсь, что многие. Если у кошек хватит терпения, то это сработает.

Точнее, это может сработать — в том смысле, что мы можем косвенно влиять на живтоных. Это — очень занятная вещь, на самом деле. Если у вас есть домашний питомец, то вы знаете, как это бывает: вы приходите домой, смотрите на него и знаете, что он что-то натворил. Вы ещё не видели мусорное ведро, которое он опрокинул, но уже догадываетесь. На этих маленьких примерах можно показать, как работает Сила. Как вы понимаете, что за спиной у вас стоит ваш друг, ещё до того, как увидели его? Вы просто чувствуете это, потом поворачиваетесь — и вот он. Это и есть Сила. Вы можете ощущать её. Это — не такая уж безумная идея, на самом деле.

А животные могут чувствовать ваш страх. Мы постоянно слышим это от людей, которые работают с животными. Ваше волнение приводит их в беспокойство. Так что для безумной идеи вполне находятся подтверждения.

StarWars.com: Один из моих любимых моментов [в сериале] — это выражение лица Инквизитора, когда он видит этого гигантского фирнока. Столь неуловимый переход от высокомерия к панике. Как вы этого добились?

Дэйв Филони: Основная заслуга принадлежит [контролёру анимации] Киту Келлогу и отделу анимации. Они великолепно работают с мимикой. Но главная мысль заключается в том, что все злодеи боятся. Все эти плохие парни испытывают страх. Вот что ими руководит. Императора окружает страх, он окутан им и ощущает потребность в силе, которая поможет ему избавиться от своего страха. Но его люди трусливы; они легко поддаются страху и могут напасть со спины, если надавить посильнее.

О злодеях нужно знать одну важную вещь. Это тот факт, что в основе их действий лежит глубоко проросший страх. Он, вероятнее всего, является причиной того, что привело их на путь зла.

StarWars.com: Гера, похоже, является тем участником команды «Призрака», который может объединить всех. Она трезво смотрит на вещи и подходит на роль лидера. Она с самого начала была задумана такой?

Дэйв Филони: Мы всегда рассматривали Геру как лидера группы. Идея состояла в том, чтобы люди думали, будто лидер — это Кейнан; для Геры проще позволить людям думать, что это Кейнан является командиром. Подоплёка идеи заключалась в том, чтобы сделать Кейнана полевым генералом, в то время как она берёт на себя роль ставки командования. У неё, безусловно, есть недостатки и некоторые проблемы, которые её беспокоят. Её характер вовсе не является таким уж ровным, и об этом мы узнаем во втором сезоне. Но она, как никто другой, понимает, что личные дела следует отложить, когда речь идёт о помощи повстанческому движению. Она, вероятно, является самым сильным и самым волевым персонажем.

Без неё Кейнан никогда не вернулся бы на путь просвещения. Гера сохраняет надежду — и это, вероятно, та черта, которой Кейнан восхищается больше всего. У ней нет ничего их тех навыков, которыми располагает он; у неё нет никакой власти. У Кейнана же есть все основания быть лидером и иметь надежду, однако он утратил всё. А Гера, обладая стойкостью, цельностью характера и упорством, сохранила надежду и веру в то, что они могут победить — несмотря на то, что всё вокруг против неё. Это и есть то, что Кейнану больше всего нравится в её характере, и что она приносит их группе.

Гера валит с ног Гэлла Трейвиса - сериал "Повстанцы"

StarWars.com: В течение всего сезона она неоднократно наносит нокаутирующие удары. Вспомним Азморигана, Лэндо, Гэлла Трейвиса…

Дэйв Филони: Гера воспринимает всё серьёзно. Она, не колеблясь, будет кулаками бороться за свою свободу — тогда, когда это невозможно сделать одними словами. Она — солдат, боец, и именно так я вижу её путь. И авторы — тоже.

Когда она ударяет кулаком Гэлла Трейвиса, то большинство получает удовлетворение от этого. Она искренне поддерживает Эзру. Она всегда верила в Эзру, и, когда она поддерживает его таким способом, то это — очень показательный момент.

Храм джедаев на Лотале - сериал "Повстанцы"

StarWars.com: Что Вы можете рассказать о храме джедаев на Лотале и о том, что он добавляет к существующей мифологии?

Дэйв Филони: Нам хотелось, чтобы Эзра получил свой световой меч, и, поскольку мы уже рассказывали подобную историю, которая произошла на Илуме, мы не хотели повторяться. Поэтому у нас были жаркие споры по поводу того, будет ли храм на Лотале. Сперва мы думали так же, как, наверное, могли подумать многие фанаты: «Как-то уж слишком удачно всё подворачивается». Но потом мы начали обсуждать эту мысль со всех сторон и пришли к мнению, что есть причина, по которой этот ребёнок столь хорошо владеет мастерством использования Силы и взаимодействия со своей планетой. Возможно, там был храм? Если придумать достаточно убедительную историю, то совпадения не будут столь очевидны.

Мне нравились эти огромные камни, которые придумал Ральф [Маккуорри], и я подумал: «А что, если храм появился, когда обнажились пески, и дверь была обнаружена в земле?». Всем понравилась эта идея. Что ещё интересно — интерьером храма послужили старые, переделанные коридоры Илума. Мы только превратили лёд в камень, что вызвало некие параллели между двумя храмами. Нам показался интересным подобный подтекст — тем более что храм джедаев на Лотале был более старым. Он, вероятно, был покинут несколько тысяч лет назад. И, поскольку здесь было место сосредоточения Силы, мы решили сделать так, чтобы Йода мог видеть всё происходящее здесь посредством Силы. Я представил, что для Йоды это выглядело как галактика и звёзды в ней. Тёмная Сторона и Светлая Сторона. Светлая Сторона предстаёт лишь неясной вспышкой — там несколько слабых звёздочек. Когда Йода обращается к Кейнану: «Видеть тебя я могу. Раньше не мог»,— это означает, что теперь он видит Кейнана в Силе. Он может видеть этот маленький огонёк и хочет знать, как это произошло. Поскольку они находятся в храме, он может спроецировать свой голос на Кейнана и поговорить с ним. Для самого Кейнана это — совершенно ошеломляющее событие.

Мы знаем, что Йода пытается в некотром роде противостоять Палпатину, хотя активно и не участвует в повстанческом движении. Он пытается довать советы Кейнану, потому что это характерно для Йоды, и потому что он заинтересован этим ребёнком — Эзрой — и тем, что Кейнан его обучает. Это то, что Йода делал всегда. Он — наставник и учитель. Эзра для него является новым учеником, и он пытается понять, для каких целей этот мальчуган хочет использовать Силу. Хочет ли он использовать её в своих интересах? Хочет ли он использовать её ради насилия? Эзра произносит ключевые слова: он хочет использовать её, чтобы защищать людей. Он хочет использовать её ради защиты своих друзей и своей семьи. Он хочет использовать её, потому что таким образом он ощущает связь с другими людьми. И тогда ему отвечают: «Хорошо, теперь ты можешь получить этот кристалл для меча. Мы будем наблюдать за тем, что ты станешь делать с его помощью».

В первоначальной версии сценария Кейнан говорит Эзре: «Я хочу взять тебя с собой в этот храм и добыть для тебя световой меч». И эта версия существовала вплоть до того момента, когда мы приступили к съёмкам. Я лично режиссировал этот эпизод и сказал тогда: «Мне не верится в то, что этот парень сделает то, что должен сделать, если будет знать, какова награда». Если вы будете знать, что в конце дня вам предстоит полакомиться фруктовым мороженым, то вы легче перенесёте поход к стоматологу. Это слишком просто; цель испытания — не награда, а проверка своих возможностей.

Кейнан и Эзра в храме джедаев - сериал "Повстанцы"

StarWars.com: Вы должны пройти свой путь самостоятельно.

Дэйв Филони: Именно так. А первоначальный вариант казался слишком лёгким, поэтому я избавился от него. Я постигал суть Силы у самого Джорджа [Лукаса] и, когда мы делали арку с Йодой и Мортисом для «Войн клонов», мы серьёзно углубились в вопрос понимания Силы. Эпизоды с юнлингами, когда они отыскивают кристаллы для себя, повествуют о проявлении их страхов. Вы никогда не сможете преодолеть свои страхи, если не поверите в себя; для этого вы должны постоянно испытывать себя на протяжении всей своей жизни. Эпизоды становления Асоки, эпизоды с юнлингами и эпизоды с Йодой подготовили меня к написанию истории Эзры. Она базируется на его страхах. Он совершает первый шаг в своём путешествии [героя], когда получает кристалл и создаёт световой меч, который является отражением его индивидуальности.

В процесс создания светового меча была вовлечена вся команда ["Призрака"], и достижение результата потребовало усилий каждого члена экипажа. Тесное сотрудничество. На мой взгляд, именно поэтому нам так легко делать этот сериал. По сути, мы — группа людей, которая создаёт сюжет о команде, где её члены пытаются ужиться друг с другом. К счастью, нам самим это вполне удалось. (Смеётся)

StarWars.com: Я собираюсь подбросить вам одну задачку с проблемой непрерывности. В «Возвращении джедая» Йода говорит Люку: «Когда уйду я, ты единственным из джедаев будешь». Но теперь он знает, что есть ещё и Кейнан, и Эзра. Мы, конечно же, не знаем сейчас, что с ними случится, но ведь Вам-то определённо что-то известно?

Дэйв Филони: Мне это вообще не кажется проблемой. Это — то, что ситы называют абсолютом. Когда Оби-Ван говорил Люку: «Твой отец был лучшим пилотом истребителя в галактике» — было ли это правдой? Или это то, что вы говорите ребёнку, когда хотите, чтобы он поверил в то, что его отец был самым лучшим человеком? Не стоит воспринимать это как нечто эмпирическое, как абсолютную истину. Говоря Люку об единственном джедае, имел ли он в виду уникального в своём роде или самого последнего из группы? Я не знаю.

Конечно же, с этим придётся столкнуться рано или поздно, и мы обсуждаем подобные моменты всякий раз, когда появляется такая необходимость. Можно интерпретировать это так, что Люк — последний из известных нам людей, который следует тем путём, что предписан Орденом Джедаев. Путь джедая — не единственный способ познать Светлую Сторону Силы. Люк обучался у Оби-Вана и Йоды, который строго следовал догматам. Поэтому он с большой долей вероятности является последним из тех, кто следовал этой линии. Совершенно верно. Но не обязательно быть джедаем, чтобы использовать Силу. Не обязательно быть ситом, чтобы использовать Тёмную Сторону.

StarWars.com: Вы говорите об Инквизиторе.

Дэйв Филони: Именно. Так что есть множество путей, но определённо есть и то, что может стать проблемой. Это не означает, что мы должны убить их — но и не означает также, что мы этого делать не станем. Поглядим, что будет дальше.

Источник: INTERVIEW: DAVE FILONI ON STAR WARS REBELS, PART 2

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: сериал Повстанцы, Гера Синдулла, Дэйв Филони, Кейнан Джаррус , Эзра Бриджер

Centax

Centax в соцсетях