Выдержка из романа «Aftermath: Life Debt»

aftermath life debt header wide

В романе Чака Вендига «Star Wars: Aftermath», вышедшем в прошлом году, мы познакомились с группой отчаянных ребят, приключения которых разворачиваются на фоне перемен, произошедших с галактикой после событий «Возвращения джедая». Сайт Entertainment Weekly предлагает познакомиться с выдержкой из второй части трилогии — «Aftermath: Life Debt», где новые герои пересекутся со знакомыми всем персонажами: знаменитым вуки по имени Чубакка и его приятелем, кореллианским контрабандистом.

Основные события предыдущей книги «Aftermath» происходили на планете Акива, куда пилот Повстанческого Альянса Норра Уэксли возвращается, чтобы воссоединиться со своим сыном, Теммином (в фильме «Звёздные войны: Пробуждение Силы» взрослого Теммина «Снэпа» Уэксли сыграл Грег Грюнберг). Норре и Теммину приходится объединиться с нежданными союзниками, также питающими не самые добрые чувства к Империи, чтобы спасти Веджа Антиллеса, заключенного в плен на одном из оставшихся «звёздных разрушителей» имперского флота.

В тексте романа имелись короткие включения-интермедии, акцентирующие внимание читателей на известных (и не очень) персонажах и событиях, происходящих в других частях галактики. В частности, там был Хан Соло, отрастивший небольшую бородку; он намеревался осуществить рискованую миссию на пару с Чубаккой и освободить родину вуки от имперцев.

В романе Чака Вендига «Aftermath: Life Debt» Лейя отправляет Норру и её сына на задание вместе с Джас Эмари, охотницей за головами расы забрак, и бывшим офицером имперской безопасности Синджиром Рат Велусом, который  теперь служит Повстанческому Альянсу. Задание сводит их с Ханом Соло и Чубаккой, которые сражаются за свободу Кашииика.

Книга поступит в продажу 19 июля 2016 года. Ниже приведена выдержка из неё (в моём переводе — прим. Nexu).

…Галактика меняется, и перемены дарят надежду на мир и дерзкие мечты на новое будущее. Для Хана Соло это означает возвращение последнего неоплаченного долга: он хочет помочь Чубакке освободить его родной Кашииик.

Тем временем, Норра Уэксли и группа её новых боевых друзей преследует адмирала Слоун и уцелевших имперских военачальников, гоняясь за ними по всей галактике. Слоун, с тревогой ощущающая на себе всё более усиливающееся давление таинственного флотского адмирала, отчаянно ищет способ спасти рассыпающуюся Империю от окончательного уничтожения. И, пока имперские остатки борются за то, чтобы вернуть себе утраченные позиции, принцесса Лейя и Новая Республика ищут пути к обретению прочного мира.

Гонка за адмиралом Слоун прерывается, когда становится известно об исчезновении Хана Соло и Чубакки. Отчаявшись спасти их, Лейя призывает на помощь Норру, Синджира, Джас и остальных, чтобы те помогли найти пропавших контрабандистов и оказали им помощь в их борьбе за свободу.

* * *

Трава упругая и сопротивляется, когда Синджир ползёт по ней на животе. «Ай!» — Произносит он, согнув руку и сунув сустав большого пальца в рот. «Эта трава меня на куски порежет».

«Она пьёт твою кровь,— говорит Джас, пододвигаясь ближе.— Это трава-кровохлёбка, она выживает за счёт существ, которые проходят через неё. Получает по чуть-чуть крови с каждого пореза».

Он хмурится. «Чудесно. Я здесь для того, чтобы ежечасно передавать новые сводки, и вот последняя новость: мне это надоело. Я сыт этим по горло».

«Ты так каждый час говоришь»,— замечает Норра.

«Потому что каждый час — одно и то же».

«Присоединяюсь,— говорит Теммин, выползая из травы следом за ним.— Серьёзно: это ужас. Я мечтаю сжечь эту траву. И эти колючие кусты. И мошкару».

Словно бы в подтверждение своих слов, он с ожесточением хлопает по тыльной стороне ладони:

«Видите? Надо было мне остаться на Чандриле».

«А нельзя нам просто вернуться к Каю Помпосу? — Спрашивает Синджир.— Можно было бы сделать это в сумерках. На задворках города есть небольшая забегаловка; там тихо, и там варят пиво из корешков „корва“. Вернёмся, пропустим несколько стаканчиков при лунном свете Иридиру и пересмотрим нашу стратегию…»

«Это — разведывательная миссия,— говорит Норра, ощущая себя матерью, которая велит ребёнку не шалить.— Мы останемся здесь, пока не докопаемся до сути».

«Суть в том,— говорит Теммин,— что парень не выходит. Он заныкался, как клещ».

До них дошли слухи о том, что тот, за кем они следят, Голас Арам, любил поохотиться на крупную дичь, и они решили, что смогут подобраться к нему ближе, если залягут в траве рядом с его укрытием. Но до сих пор оттуда так никто и не появился. И за едой он не выходил. Не выходил даже просто для того, чтобы глотнуть свежего воздуха. Никаких признаков присутствия этого человека в природе. Только дроиды.

«Вот что мы сделаем — мы используем мистера Костлявого».

Костлявый сидит позади них — тощее тело, голова опущена на грудь, руки обхватывают колени.

«Пусть Костлявый отправится туда, отыщет парня, заставит его выйти на плато, а мы зададим свои вопросы. Всё просто».

«Так же просто, как гоняться за птицей с молотком»,— отзывается Синджир.

«Да успокойтесь вы,— говорит Джас.— Теммин, ты сделал ту мою штуковину, или нет?»

«Угу».— Он лезет рукой в карман, выуживает оттуда пару устройств и кладёт на ладонь.

Одна вещица походит на патрон для огнестрельного ружья, только видоизменённый: по окружности — витая нарезка, а на головке — четыре небольших зубчика. Как жвалы насекомого.

Второе устройство — округлое, размером с пуговицу, с прилепленной к нему зигзагообразной антенной.

«Жучок»,— провозглашает Теммин, явно гордясь собой.

«Тут и так полно жуков, не хватало ещё, чтобы мы своих добавили,— ворчит Синджир.— И можете меня не поправлять, я в курсе, что это — жучок для подслушивания, а не настоящий жук… впрочем, неважно. Отлично придумано, Джас. Что дальше?»

«Поскольку глаза нам тут не помогут, используем уши. Я заряжаю этим свою винтовку и стреляю прямо по его укрытию. А потом… — она берёт в руки вторую штуковину,— Это — собранный на скорую руку наушник, и с его помощью мы можем услышать то, что происходит внутри».

«Умно,— говорит Синджир.— Только всё равно не ясно, я-то здесь зачем».

Джас вручает ему наушник:

«Ты будешь слушать».

«Круто».— Он принимает устройство и с недовольным видом вставляет в ухо.

Охотница за головами стаскивает со спины винтовку. Норра вновь берёт в руки бинокль и смотрит на строение.

Сейчас вокруг невидимого периметра бродит стадо животных — длинноногие и длинношеие создания с голой кожей. Их много, несколько дюжин. Некоторые останавливаются, чтобы полакомиться верхушками кустарника ка-а-ки, некоторые, играючи, бодаются друг с другом: на макушках их узких черепов протуберанцами выступают костистые наросты. Норра увеерна, что это — мораки. Здоровенные твари, но травоядные. Тем не менее, ей не хотелось бы быть затоптанной этими длинными ногами — ногами, заканчивающимися когтистыми ступнями.

Джас устраивается поудобнее с винтовкой в руках и большим пальцем отгибает вниз двуногую подставку, расположенную ближе к дулу, чтобы сделать ствол в её руках более устойчивым. Прицел оказывается прямо напротив глаза. Норра наблюдает за ней сквозь траву — за тем, как Джас делает глубокий вдох и потом медленно выдыхает, пока из лёгких не выходит весь воздух. Она не двигается.

Удивительно, как это похоже на то, чему Люк учил Лейю, не так ли?

Отстранись от всего сущего. Будь внимательной, но освободи голову от мыслей.

Как чашка, которую нужно наполнить.

(Ну да, ну да — Джас делает так потому, что это помогает ей убивать людей с наилучшей эффективностью).

Палец охотницы за головами дрожит возле спускового крючка.

Но вдруг…

Все мораки разом вскидывают голову. Сигнал тревоги.

Норра тянется к Джас и дотрагивается до её плеча:

«Постой».

«Что такое?» — Спрашивает та.

«Что-то случилось».

Синджир выковыривает наушник из своего уха, взглянув на устройство с отвращением.

«Эта штуковина поломалась. Она издаёт такой… такой противный высокий писк. Уши режет».

Мораки внизу пускаются наутёк. Все, как один, всё стадо. С быстрого шага они переходят на галоп, и длинные тощие ноги уносят их прочь с такой прытью, которой Норра от них не ожидала.

Животные бегут прямо к тому холму, на вершине которого расположилась их команда.

Всё ближе и ближе.

Земля начинает гудеть от топота их ног.

Конечно, подъём тут слишком крутой, и они не смогут…

Животные достигают подножия холма и начинают карабкаться по склону. Когтистые лапы оказывают им в этом большое подспорье, и Норра, наконец, понимает, для чего они нужны. Позади животных вздымаются вверх клубы пыли.

Они идут прямо на нас.

«Нам нужно убираться отсюда,— сдавленным голосом вскрикивает Норра.— Бегом!»

Вместе с остальными она выскакивает из укрытия и бросается наутёк, прорываясь через траву. Мораки взбираются на холм, блея и роняя с губ хлопья пены. Земля содрогается, когда стадо бросается в паническое бегство.

Трава режет Норре руки, но у неё нет времени беспокоиться об этом. Все движутся торопливо — все, кроме Костлявого, который сидит всё там же в укрытии. Надежда лишь на то, что его корпус окажется достаточно прочным, чтобы выжить под натиском стада мораков. Она не вполне уверена, куда им нужно бежать. Прямо? Свернуть в сторону? Мораки топочут прямо у них за спиной.

Одно существо обгоняет Норру, проносясь мимо в головокружительном галопе и задев её своей длинной шеей — эта шея раза в два превышает её рост. Едва Норре удаётся увернуться от одного животного, как сзади начинают нагонять другие. А впереди, хоть она этого и не видит пока — противоположный склон холма. И что тогда? Прыгать с него вниз, постаравшись не разбиться? Упасть ниц и молиться, чтобы мораки перепрыгнули через них?

Охотница за головами бежит следом за ней, и, когда один морак оказывается позади, Джас выпускает по нему заряд из своей винтовки. Животное, словно пьяное, клонится в сторону Норры. Это приводит её в ступор.

Земля неожиданно уходит из-под ног.

Это Теммин; он хватает её за пояс, чтобы не дать упасть. Этого оказывается достаточно, чтобы Норра вновь смогла почувствовать почву под ногами. Она собирается сказать сыну спасибо…

Но не успевает.

Их настигает звук, похожий на гул. Внезапно мораки вскрикивают и резко поворачивают назад; стадо разделяется надвое, как будто в него врезался невидимый клин. «Слава звёздам, что всё так обошлось»,— думает Норра.

Но потом что-то приземляется в траву впереди них — и перекатывается несколько раз, как игральный кубик. Штуковина издаёт три последовательных сигнала.

А потом вдруг взрывной звук — бум! Воздух вокруг них освещает вспышка яркого света. Следом идёт звуковая волна, как от раската грома. Норра тотчас глохнет и слепнет, в ушах начинает звенеть, а на глаза накатывает белая пелена. Она пытается отыскать бластер, висящий на боку — ей удаётся вытащить его, но он неожиданно вываливается у неё из рук и отлетает в сторону.

По мере того, как пелена начинает спадать, перед ней возникает фигура: фигура очертаниями напоминает человека. «Арам нашёл нас,— мелькает в голове у Норры.— Мы думали, что следим за ним, но на самом деле это он следил за нами».

Она выступает вперёд, стараясь держаться прямо.

«Не двигайся»,— приказывает голос. Негромкий, но твёрдый.

Норра спрашивает, напрягая зрение:

«Кто это? Кто тут?»

Фигура выходит вперёд. Она вооружена двумя бластерами, по одному в каждой руке, и один из них направлен прямо на Норру.

«Меня зовут Хан Соло. Капитан „Тысячелетнего Сокола“. А вы кто такие, сит меня подери?»

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: Хан Соло, Star Wars: Aftermath, Чубакка, Star Wars: Aftermath: Life Debt

Centax

Centax в соцсетях