Эпизод I: планеты, которые мы не увидели

Эпизод I Звёздных войн - гонки на Татуине - художник Дуг Чан

«Хочу быть первым, кто увидит их все».— Энакин Скайуокер

Амбициозное заявление молодого Энакина выражает чувства романтиков космоса и поклонников научной фантастики со всего мира. Те, кто всю жизнь грезят космическими путешествиями, не могут не сочувствовать желанию Энакина взлететь в небо и устремиться к звёздам.

«Звёздные войны» дали нам гипердрайв, в фильме «Остров Земля» появились летающие тарелки, а в романах Э. Р. Берроуза про Джона Картера на Марсе главный герой мог по своему желанию запросто переместиться в другой мир. В реальном же мире духовные наследники Джона Картера наблюдали по интернету за миссией Mars Pathfinder, а вымышленные миры Джорджа Лукаса положили начало новой эпохе в исследовании космоса. Наверное, многие из читателей журнала «Star Wars Insider» однажды лежали под усеянным звёздами ночным небом и спрашивали себя: «А что, если..?»

Галактика «Звёздных войн», пусть она и вымышленная, столь же велика, как и наша. Как говорил Квай-Гон, у большинства звёзд в далёкой-далёкой галактике есть планеты, и даже самые придирчивые подсчёты дают нам миллионы миров. Однако, в Эпизоде I «Звёздных войн» — «Скрытая угроза» — зрителям удалось заглянуть только на три из них. Очевидно, что галактика простирается далеко за пределы Набу, Татуина и Корусанта. Так где же все эти планеты?

Стоит лишь взглянуть на любого экзота, прогуливающегося по улице: гуманоида с бугорчатой кожей или с головой, похожей на акулий плавник,— и становится очевидно, насколько велико разнообразие в галактике «Звёздных войн». У каждого вида есть свой родной мир; их причудливые формы, появившиеся в результате адаптации к природным условиям, могут дать представление о том, какова жизнь на этих планетах. Взгляните на торговый район Мос Эспа: Татуин стал «плавильным котлом» для величайшего множества живых существ с разных миров.

Получить представление об устройстве галактики «Звёздных войн» можно и более простым способом. В классической трилогии Лукас создавал масштабные, дорогие декорации для планет, где разворачивалось основное действие: таких, как Хот или Беспин. Однако, его сценарии пестрят красочными названиями таких мест, как Дантуин, Таанаб, Орд Мантелл (в журнале «Star Wars Insider #36» о них написано более подробно). То же самое было и с Эпизодом I.

Фанаты «Звёздных войн» очень дотошны и не оставят ни одного вопроса невыясненным, когда речь заходит о любимой саге. Они покупают карточки настольных игр, чтобы узнать имя джавы из дворца Джаббы Хатта (его зовут Wittin, если что), и стараются раздобыть коллекционную фигурку любого третьестепенного персонажа — например, угрюмого бармена из кантины (кстати, его имя — Wuher). Как однажды заметил один из редакторов журнала «Insider», «Звёздные войны» — это источник, из которого можно черпать и черпать. Свою лепту сюда вносят и планеты «Скрытой угрозы», которые вы не увидели — они расширяют наше представление о «Звёздных войнах». Несмотря на то, что ни один из этих миров никогда не снимали на площадках Fox Studios, вы можете познакомиться с ними через романы, комиксы и так далее.

Фанаты Расширенной Вселенной знают тот же Орд Мантелл, наверное, даже лучше, чем Эндор. Маластар — ещё одно интересное местечко: эта планета часто фигурирует в энциклопедиях и справочниках для геймеров. Прочие локации «Скрытой угрозы» ещё ждут своего часа, но уже сейчас там найдётся, на что посмотреть. Так что садитесь в челнок Верховного Канцлера Палпатина и задайте курс на Неймодию.

Неймодия - Звёздные войны

Неймодия

«В Галактической Республике наступили неспокойные времена…» Жёлтые буквы тают вдали, и вступительный текст исчезает из вида. Менее чем через десять секунд на экране появляется неймодиец: его изображение, проецируемое на экран, тускло мерцает. Этот экзот с бледно-зелёным цветом лица, обращающийся к экипажу республиканского дипломатического судна — Нут Ганрей. Ужимки выдают в нём скользкого типа, который планирует провернуть величайшую аферу в своей жизни. Как мы позднее увидим, он откусил больше, чем смог бы проглотить.

Соплеменники Ганрея столпились на мостике гигантской станции управления дроидами, принадлежащей Торговой Федерации. Кроме них, повсюду только дроиды — на целый километр вокруг. Боевые дроиды, дроиды-истребители, дроиды-разрушители: уже при одном только взгляде на них мы начинаем подозревать, что с психикой у неймодийцев не всё в порядке. Дарт Сидиус подбил их устроить блокаду Набу, и когорты Ганрея оказались между молотом и наковальней. По мере развития сюжета фильма мы увидим, что неймодийцы недооценили своих противников.

Родная планета неймодийцев зовётся, соответственно, Неймодия. Вы могли часто встречать её в романе Джеймса Лусено «Под покровом лжи», события в котором разворачиваются накануне Эпизода I. Аграрная планета с влажным климатом, где выращивают грибы и ездовых жуков, и где Нут Ганрей проводит совещания со своими подчинёнными, чтобы обсудить плюсы и минусы предложения Дарта Сидиуса. Несмотря на свою красоту (если, конечно, вы считаете радужную плесень красивой), Неймодия почти необитаема. Большинство неймодийцев предпочитает жить за пределами родного мира, занимаясь торговлей или стремясь заполучить для себя местечко в бюрократической иерархии Торговой Федерации. Тем не менее, даже находясь в глубинах космоса, неймодийцы продолжают использовать технологии, напоминающие им о доме. Челноки Торговой Федерации и даже трон Ганрея — всё это несёт на себе печать «инсектоидной» культуры и помогает неймодийцам пережить расставание со своими гигантскими ездовыми жуками.

В энциклопедии «The Essential Guide to Alien Species» с научной точки зрения дано объяснение тому, почему неймодийцы выглядят столь отталкивающими. Генетически они являются ветвью дуросов — двух представителей этого вида вы можете наблюдать в «Новой надежде» среди скопления прочих экзотов. Если вы помните парочку дуросов с рубиново-красными глазами, спорящих о чём-то в кантине Мос Эйсли, то вы могли заметить и небольшие различия в цвете их глаз и кожи. В то же время, они совсем не похожи на трусливых неймодийцев из «Скрытой угрозы». Такое видовое разнообразие — результат двадцатипятитысячелетнего обособленного развития, начало которому было положено в тот день, когда древние дуросы-первопроходцы основали колонию на необитаемой Неймодии. Наблюдая за жизнью насекомых на своей новой родине, неймодийские дуросы, возможно, воодушевились примером естественного выживания и начали отправлять свою молодь в ясли, где нужно было драться, чтобы не умереть от голода. Выжившие личинки, превратившиеся во взрослых неймодийцев, навсегда усвоили важнейшее правило: действовать исключительно в своих интересах.

Власть Торговой Федерации настолько велика, что она занимает место в Галактическом Сенате. Три неймодийца во главе с сенатором Лотт Додом занимают офис Федерации на Корусанте. Кстати, сцена с Сенатом в Эпизоде I отлично иллюстрирует слова Квай-Гона о бесчисленном множестве миров. Сотни платформ выстроены в линию вдоль стен зала заседаний, и в каждой из этих платформ — делегация из какого-то региона галактики. Если сделать стоп-кадр и вооружиться лупой ювелира, то можно разглядеть кальмароголового куаррена с Мон Каламари, косматых вуки с Кашииика и троицу и-ти (E.T.), случайно попавших сюда из другого фантастического фильма.

ТУНД

«Я вижу Бена Куадинароса из системы Тунд»,— произнёс Фоуд, более болтливая половина двухголового спортивного комментатора, и толпа болельщиков на гоночной трассе взвыла от ликования. Услышав своё имя, Бен Куадинарос вытянулся на всю длину своих 163 сантиметров и приветственно помахал собравшимся. Этот забавный гонщик состоял практически из одной головы, как Шалтай-болтай, и из этой головы торчали его руки и ноги.

Звёздные войны - планета ТундПознакомьтесь с тунгом — так вид, к которому принадлежал Куадинарос, назывался в сопроводительных материалах. В фильме мы с первых минут понимаем, что Куадинарос — комический персонаж: он выглядит карикатурно, и вдобавок, его четырёхмоторный гоночный болид поначалу даже не может сдвинуться со стартовой линии. Когда же машина, наконец, срывается с места, то разлетается на все четыре стороны. В комиксе «Podracing Tales», опубликованном на starwars.com, было сказано, что Бен Куадинарос решил участвовать в гонках на спор и был совершенно не готов к соревнованиям подобного уровня. Его неисправный гоночный болид, возможно, спас ему жизнь.

А что же система Тунд? В отличие от большинства тех планет, которые не были показаны в фильмах «Звёздных войн», Тунд обрёл свою историю ещё до выхода на экраны Эпизода I — «Скрытая угроза». В 1983 году Del Rey выпустил трилогию Нейла Смита про обаятельного проходимца Лэндо Калриссиана: «Lando Calrissian and the Mindharp of Sharu», «Lando Calrissian and the Flamewind of Oseon» и «Lando Calrissian and the StarCave of ThonBoka». Заклятым врагом Лэндо во всех этих историях был театрально злодейский злодей по имени Рокур Гепта — маг Тунда. Сам Тунд в книгах Смита был практически полностью опустошён в результате действий Гепты. Следует отметить, что злодей не был магом в истинном смысле этого слова — просто заклинатель, страдающий манией величия. Гепта, маленький экзот расы крок, проник в ряды волшебников, изучил их магию, базирующуюся на энергии Тёмной Стороны, а потом уничтожил их всех при помощи оружия массового поражения. Планета Тунд уцелела, но превратилась в усыпальницу, где покоятся тайны прошлого, в огромный пустой мавзолей исчезнувшей расы магов.

Разумеется, Бен Куадинарос не был магом. Тогда что же роднит его с Тундом? Родной мир тунгов, Тунг'л (Toong'l) на галактических картах Lucasfilm соседствует с Тундом. Тунг'л пережил экологическую катастрофу, и большинство тунгов — включая Бена Куадинароса — нашли для себя безопасное прибежище на Тунде. К тому же, в этот период времени — за более чем 30 лет до описываемых выше приключений Лэндо Калриссиана -  планета магов ещё оставалась плодородной и изобилующей зеленью.

Так что же: Джордж Лукас включил в свой сценарий Тунд, основываясь на романах Смита, или это просто фонетическое совпадение? Или же он выбрал это название, перелистывая энциклопедию «Звёздных войн»? Так или иначе, наличие Тунда в Эпизоде I — прекрасная возможность для любителей всевозможных викторин проявить свою эрудицию.

Звёздные войны - Маластар

МАЛАСТАР

Из всех планет, упомянутых, но не показанных в «Скрытой угрозе», Маластар выглядит наиболее странным. Необычность его состоит в том, что персонажи фильма упоминают его не менее трёх раз — так часто, что можно составить некоторое представление об этой планете на основании одних лишь этих упоминаний.

Первым о планете заговорил Квай-Гон Джинн, когда во время обеда у Шми Скайуокер речь зашла о гонках. Квай-Гон поделился мнением, сказав, что «на Маластаре проводятся гонки. Высокие скорости, большая опасность».

Затем Маластар упоминается в числе миров, представленных в палате Галактического Сената на Корусанте. Когда королева Амидала и сенатор от Торговой Федерации Лотт Дод вступили в перепалку по поводу вторжения на Набу, вмешался представитель Маластара Акс Моу (Aks Moe). Моу вместе с двумя помощниками (трёхглазыми гранами, как и он сам) покинул привычное место среди вуки и и-ти (E.T.) и на летающей платформе отправился в центр зала. «Конгресс Маластара согласен с почётным делегатом от Торговой Федерации,— проблеял Акс Моу.— Должна быть назначена комиссия».

Третий раз название планеты всплывает вскоре после сцены в Сенате. Сенатор Палпатин и капитан Панака с улыбками на лице вошли к королеве Амидале с «хорошей» новостью о выдвижении Палпатина на должность Верховного Канцлера. Палпатин начал разглагольствовать о своей скромности и о том, что он получит возможность бороться с коррупцией, но королева резко оборвала его краснобайство вопросом: «Кто ещё был выдвинут?» Панака ответил, что это были «Бэйл Антиллес с Алдераана и Эйнли Тим с Маластара».  К концу фильма станет ясно, что ни у алдераанца, ни у маластарца не было шансов против Палпатина.

Себульба - Звёздные войныЭтим ограничивается количество упоминаний Маластара в Эпизоде I, однако, на самом деле был ещё и четвёртый случай, который сохранился только в одном из первых черновиков сценария. Если вы внимательно прислушаетесь к объявлениям во время гонок, то сможете разобрать, как Бид (говорящая по-хаттски голова комментатора) приветствует чемпиона, дага Себульбу, словами «Woe grane champio du Pixelito—Sebulba!» В предыдущей версии этой сцены участников гонки объявлял сам Джабба Хатт, сообщая на своём родном языке: «Anakin Skywalker tuta Tatooine» и «Sebulba tuta Malastare». Эта предварительная идентификация Себульбы как уроженца Маластара, изменённая в окончательной редакции фильма, вошла в энциклопедию «Episode I Visual Dictionary». Словарная статья сообщала, что Себульба — «обитающий на деревьях даг с планеты Маластар. Необходимость перепрыгивать с ветки на ветку и жизнь на планете с повышенной гравитацией сделала дагов такими сильными и наделёнными прекрасной координацией движений». Разумеется, у дотошных читателей могут возникнуть вопросы относительно происхождения Себульбы. К счастью, LucasArts выпустил компакт-диск под названием «The Insider's Guide to Episode I», и для тревоги больше не осталось причин. Себульба там назван дагом из города Пикселито — оживлённого метрополиса, расположенного на Маластаре. (Что интересно, на испанском «пикселито» означает «маленький пиксел». Означает ли это намёк на то, что Себульба — всего лишь набор спрайтов, созданный на компьютере ILM?)

Примерно в то же самое время, когда вышел «The Insider's Guide to Episode I», LucasArts выпустил «Episode I Racer» — игру для тех, кому нравится адреналин. Чемпионат в игре проходит на дюжине гоночных трасс по всей галактике, включая три трассы на Маластаре. В перерыве между кульбитами и зигзагами можно бросить взгляд на окружающий пейзаж. Маластар там показан как бесплодная пустошь с редкими скальными образованиями. Под хмурым небом летают стрекозы размером с вертолёт, зависая над зелёными лужицами жидкого метана.

Гонки и политика, граны и даги, равнины и леса. Фанаты «Звёздных войн», привыкшие к планетам, которые можно описать одним словом — снег, песок, болото,— вправе спросить, когда же им покажут настоящий Маластар. В комиксе «Emissaries to Malastare» от Dark Horse писатель Тим Трумен решился соединить все части мозаики и бросить в один плавильный котёл. Мы сможем посетить родной город Себульбы, Пикселито. История, состоящая из шести выпусков, рассказывает о том, как Мейс Винду вместе с другими членами Совета Джедаев прибывают на Маластар в надежде выступить посредниками в споре между политиками и террористами. В Пикселито коррумпированные чиновники-граны относились к дагам как к своей прислуге, проводя всё время за созерцанием гонок, во время которых ревущие болиды мчатся прямо через центр города (действительно — высокие скорости и большая опасность). А рисунках в комиксе был представлен разнообразный ландшафт: от плоских скал до пышной зелени.

«The Essential Guide to Alien Species» привнёс ещё немного деталей, описывающих жизнь на Маластаре. В статьях, посвящённых гранам и дагам, рассказано, как первые колонизировали планету вторых, что привело к межвидовым конфликтам и разделению на имущих и неимущих — которое, в свою очередь, обусловило тот факт, что Маластар в Сенате представляют исключительно граны. Книга также даёт представление о суевериях дагов и намекает на имевшую ранее место войну между ними и их соседями, называемыми ZeHethbra.

ИЕГО

«Ты ангел?» Эта фраза могла бы показаться отличным приёмчиком из арсенала пикапера, если бы не была произнесена со всей искренностью девятилетнего ребёнка. Иначе она выглядела бы столь же банальной, как вопрос: «Вы часто здесь бываете?»

Тем не менее, в случае с Энакином это сработало. Задав этот вопрос Падме во время их первой встречи, он услышал в ответ удивлённое: «Что?» от королевы, скрывающей свою истинную сущность. Она, казалось, одновременно была польщена и поражена тем, что столь юный мальчик может быть таким… развитым. Энакин пояснил, сказав, что ангелы — это самые красивые существа во вселенной, которые живут на Лунах Иего… «я думаю».

В фильме урок географии на этом и закончился, однако в новеллизации Эпизода I Энакин распространяется чуть больше: «Они хорошие; они добрые и такие красивые, что даже самые жестокие пираты при виде их плачут от умиления, как дети».

Хотя сказанное Энакином вполне может быть реальным описанием одного из биологических видов галактики «Звёздных войн», его оговорка насчёт того, что это ему рассказали пилоты, побывавшие в глубоком космосе, заставляет отнестись ко всему как к легенде. Легенде, приукрашенной поколениями одиноких звездолётчиков. В нашей собственной истории моряки, пересекавшие Атлантику, принимали ламантинов за русалок (что заставляет задуматься, был ли на борту испанских каравелл штатный вперёдсмотрящий с подзорной трубой). В специальном издании комикса «Episode I Wizard Special #1/2» мы можем мельком увидеть такого звёздного пилота, рассказывающего сказки Энакину: старый космический волк, который любит травить байки.

Хотя ангелы описываются, как хорошие и добрые, есть что-то зловещее в существах, которые могут завораживать столь сильно, что заставляют рыдать. Ангелы Иего вызывают в памяти анфемоэсских сирен из древнегреческих мифов, которые, по преданию, населяли уединённый остров между Сицилией и Италией. Эти сирены — наполовину птицы, наполовину женщины — пели песни столь очаровывающие, что случайно оказавшиеся возле моряки теряли ум и направляли свои суда прямо на скалы. Выживших после кораблекрушения моряков сирены пожирали. Скоро весь остров сирен стал покрыт выбеленными на солнце костями, и соблазнительницы сделали из них духовые инструменты — чтобы обеспечить инструментальное сопровождение для своих песен.

Полёты среди лун Иего напоминают эту историю с островом сирен — только с поправкой на особенности эпохи звездоплавания. Если эти ангелы опасны, путешественникам в галактике «Звёздных войн» стоило бы вспомнить рассказ об Одиссее. Капитан Одиссей велел своим матросам залить воск в уши и привязать его к мачте корабля, чтобы он мог выдержать пение сирен и дать сигнал другим тогда, когда пение прекратится. Увидев, как лёгкая добыча избежала ловушки, сирены Анфемоэссы бросились в море и утонули.

Иего, расположенная далеко за пределами Внешних Территорий, скорее всего останется полумифическим местом, полным удивительных чудес. Можно спорить о том, являются ли ангелы Иего прямой параллелью с сиренами Одиссея, но, будем надеяться, они не слишком недоброжелательны. Вспомним — когда Падме в новеллизации Эпизода I сказала Энакину, что никогда не слышала об ангелах, он ответил: «Ты точно одна из них. Может, ты просто этого не знаешь».

* * *

«Unseen planets of Episode I»
журнал «Star Wars Insider» № 055
Автор — Дэниел Уоллес
Иллюстрации — Крис Тревас
Рисунок на заставке — Дуг Чан

В дополнение к этому материалу предлагаю прочесть мой старый перевод аналогичной статьи про планеты в Эпизоде II.

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: Эпизод I, планеты

Centax

Centax в соцсетях