Художественные образы «Пробуждения Силы» — Часть 1

Тысячелетний Сокол - арт для Эпизода VII Звёздных войн

Шестого сентября 2012 года, менее чем через три месяца после своего назначения на пост сопредседателя правления Lucasfilm Ltd., Кэтлин Кеннеди устроила встречу с персоналом нескольких подразделений Lucasfilm. Она собиралась объявить им о своём намерении создать новую серию фильмов «Звёздных войн». Её анонс был воспринят с большим воодушевлением. Фильм «Звёздные войны: Пробуждение Силы» (тогда ещё не имевший названия) должен был открыть первую главу новой эпохи и выйти на экраны в 2015 году — через целых десять лет после того, как был показан Эпизод III «Звёздных войн» — «Месть ситхов».

Спустя несколько месяцев, вскоре после того, как 30 октября 2012 года Walt Disney Company приобрела у Джорджа Лукаса права на Lucasfilm, Кеннеди была назначена новым президентом компании. Тогда же были публично оглашены планы на трилогию сиквелов. Радостное ожидание охватило фанатов «Звёздных войн» по всему земному шару.

Каньон Фелусии - Тименс

Для создателей новой трилогии, тем не менее, предстоящая работа была сопряжена не только с восторгами, но и с рядом трудностей. Они ощущали на себе бремя величайшей ответственности, принимаясь за франшизу с сорокалетней историей. И впервые это были «Звёздные войны» без Джорджа Лукаса. Мастер создал величайшую кинематографическую вселенную, наполнив её образами и аллюзиями из древней мифологии, истории и духовных традиций Востока. Достаточно ли будет заложенной Лукасом основы для того, чтобы выпестовать новое поколение творцов «Звёздных войн»?

Прежде всего, создателям новой трилогии нужно было ответить на главные вопросы, определяющие сущность «Звёздных войн». Почему эти фильмы вызывают такой сильный эмоциональный резонанс, над которым не властны ни время, ни границы? Что именно делает «Звёздные войны» культурным феноменом, значение которого не ослабевает даже спустя многие годы? Вызвана ли привязанность зрителей к «Звёздным войнам» исключительно ностальгическими переживаниями? Что «Звёздные войны» могут дать современной молодёжи, которая не похожа на молодёжь образца 1977-го?

Теория Джозефа Кэмпбелла о «мономифе» оказала большое влияние на Джорджа Лукаса. Согласно этой концепции, классическое литературное «путешествие героя» — это путешествие человека по жизни: от детских лет к взрослению, от неведения — к знаниям. Люк Скайуокер прошёл путь от наивного юноши до рыцаря-джедая, открывая для себя горькие истины, преодолевая собственные страхи и предрассудки. После уничтожения Империи для Скайуокера, его друзей и практически для всей галактики наступил период, который можно описать словами «они жили долго и счастливо». Но это также означает и конец всей истории. Что ещё можно было бы рассказать обо всех этих персонажах?

замок на планете-свалке - Тименс

Режиссёр «Пробуждения Силы» Джей Джей Абрамс и сценарист Майкл Арндт осознавали, что им нужен новый «безымянный» герой. Юной аудитории фильма нужны были свежие герои, которым они могли бы подражать, но и у самих этих героев должен был быть кто-то, кто укажет верный путь. Как Оби-Ван Кеноби прошёл путь от генерала Войн Клонов до старого Бена Кеноби, ставшего наставником для юного Люка Скайуокера, так и Люк, Хан и Лейя должны были выполнить роль менторов для нового поколения героев.

убийца джедаев - Маккейг

Когда Джордж Лукас работал над первыми «Звёздными войнами», он хотел, чтобы при просмотре фильма у зрителей складывалось впечатление, что они смотрят документальное кино, снятое во вселенной «Звёздных войн» — как будто оператор просто снимает всё, что происходит вокруг, не углубляясь в детали. Динамика действия и сюжет всегда были в приоритете перед тем, чтобы «снять красиво». Лукас рассказывал, что все костюмы, транспортные средства, экзотические существа и реквизит, изготовленные в 1975–1976 годах для первых «Звёздных войн», были довольно примитивными, несимметричными, плохо подогнанными — как будто о их красоте вообще никто не заботился. Эта эстетика была искусно внедрена в фильм усилиями главных художников классической трилогии — Ральфа Маккуорри и Джо Джонстона, а позднее с энтузиазмом подхвачена Джей Джеем Абрамсом, Риком Картером (художественным руководителем «Пробуждения Силы») и всем художественным отделом Lucasfilm, занимавшимся работой над Эпизодом VII.

Через день после публичного анонса новой трилогии «Звёздных войн», 31 октября 2012 года, об Эпизоде VII узнал Дуг Чан — художник-постановщик. «Я узнал о новых фильмах, наверное, самым последним на свете,— пошутил он.— Конечно же, я был очень рад этой новости, потому что „Звёздные войны“ являются моей страстью с давних времён». Чан работал над франшизой со времён «Атаки клонов» 2002 года.

Его приятель и коллега, художник-постановщик Рик Картер, связался с Кэтлин Кеннеди и сказал, что готов оказать ей помощь в работе над новым проектом. Примерно через месяц после их разговора Кэтлин отыскала Рика и сказал ему: «У нас пока что нет ни режиссёра, ни сценария, но давайте начнём процесс».

Кира и Сэм - Маккейг

Картер, Чан и Дэвид Накабаяши, художественный руководитель ILM, собрались в Лететрмановском центре цифровых искусств в Сан-Франциско, чтобы определиться со «звёздной командой» художников и дизайнеров для Эпизода VII. Представление должно было состояться в январе 2013 года, а сама команда в полном составе должна была приступить к работе в марте. На следующий день Картер впервые в своей жизни встретился с создателем «Звёздных войн» Джорджем Лукасом — это произошло на Ранчо Скайуокер.

9 января 2013 года Картер устроил первое собрание своего отдела концепт-арта. Художникам было предложено работать в сотрудничестве со сценаристом Майклом Арндтом, вице-президентом по развитию Lucasfilm Кири Харт и Джей Джеем Абрамсом (который вскоре был официально провозглашён режиссёром фильма) и дать волю своей фантазии, придумывая то, что Картер называл «путеводными образами». Это были чисто символические, по большей части, идеи, какие-то опорные точки для создателей сценария и для отдела визуализации.

Уже 24 января Картер и Чан устроили презентацию концепт-арта для руководящих персон Walt Disney Studio, среди которых был генеральный директор Боб Айгер, председатель правления Алан Хорн и президент Алан Бергман. Вся работа отдела в январе была, в основном, сфокусирована на том, кем стали Люк Скайуокер, Хан Соло и Принцесса Лейя спустя тридцать лет после событий «Возвращения джедая». Также на этой презентации были впервые представлены два новых персонажа: Кира и Сэм (впоследствии они превратятся в Рэй и Финна). Создатель «Звёздных войн» Джордж Лукас представил на этой встрече свою концепцию Эпизода VII.

Во время этих январских встреч было окончательно определено, что главная героиня Кира (Рэй) должна пройти путь от безымянной девчушки, имеющей восприимчивость к Силе, до настоящего мастера. Впервые, с подачи сценариста Майкла Арндта, появился концепт планеты-свалки с упавшей на поверхность имперской космической станцией, которую позднее заменили на звёздный разрушитель. Так планета Джакку начала обретать индивидуальные черты.

Лёд и пламя - Рик Картер

Рик Картер загорелся идеей объединить лёд и пламя.

Дарт Талон - Маккейг

Начали разрабатывать облик злодея-сита. Иэну Маккейгу захотелось поиграть с образом Дарт Талон. Он украсил её татуировками и изобразил за её спиной некую злую сущность, которая ею управляет.

13 февраля в художественном отделе Lucasfilm прошла очередная встреча, на которой присутствовали Кэтлин Кеннеди, режиссёр Джей Джей Абрамс, Кири Харт, Джон Нолл, Дуг Чан, Майкл Арндт и консультант по сюжету Саймон Кинберг. Там рассматривали несколько вопросов: в частности, обсуждался замок Вейдера, каким его видел Ральф Маккуорри во время работы над фильмом «Империя наносит ответный удар»; говорили о планете-свалке, об убежище Люка и о природе Силы. В феврале к творческой группе также присоединился художник Райан Чёрч, работавший над «Аватаром» и двумя фильмами обновлённого «Звёздного пути».

замок Вейдера - концепт для Эпизода VII Звёздных войн

В этот период сценарий Эпизода VII эксплуатировал идею о том, что обломки второй Звезды Смерти находятся на дне моря. Кира во время своих приключений должна была отыскать в башне Императора на Звезде Смерти тайную карту. На карте было указано, где найти джедаев и где скрывается Люк Скайуокер.

Продолжались поиски нужного образа для главного злодея. Рассказывает Иэн Маккейг: « Рик [Картер] пришёл ко мне с кучей разнообразных фотографий; одна из них была из фильма „Иван Грозный“ (1945). Я нарисовал злодея, похожего на Ивана, в двух планах: переднем и среднем. Прорабатывая образ злодея для переднего плана, я думал о том, что было бы здорово изобразить его наполовину машиной, наполовину — человеком».

злодей в стиле Ивана Грозного - Маккейг

К марту, когда набросок сценария Майкла Арндта для Эпизода VII стал приобретать форму, продолжились поиски визуальных решений для планеты, где жила Кира (Рэй) и обители Люка. Главный злодей из сита трансформировался в «убийцу джедаев», однако у него по-прежнему не было никакой предыстории. Придумывая дизайн поселения на планете-свалке, художники воодушевились новыми примерами: спагетти-вестернами образца 60-х годов прошлого века и афганской короткометражкой 2011 года «Buzkashi Boys». Городок постепенно превратился в форпост в духе Дикого Запада.

менторская фигура по типу ЙодыКира на планете-свалке

В марте же были впервые опробованы две новые идеи: дневной налёт на форпост «убийцы джедаев» и его шайки (вначале это была банда пиратов-наёмников, потом она превратилась в отряд штурмовиков, что подчёркивало связь «убийцы джедаев с нео-имперцами»). 5 марта Майкл Арндт встретился с художественным отделом, и там впервые обсуждалась идея супермощного оружия нео-имперцев, извергающего разрушительную энергию непосредственно из планеты. Эта идея продолжила своё развитие в апреле. Были также придуманы кульминационная битва на ледяной планете и фигура персонажа-наставника для юных героев в духе Йоды. Позднее к уже известной паре протагонистов примкнул ещё один персонаж под условным именем «Джон Доу», чей образ пока вырисовывался очень смутно. Потом он получил имя По, а в сценарии появилась троица главных героев.

Кэтлин Кеннеди, Рик Картер, Деннис Мюррен (руководитель отдела спецэффектов ILM) и дизайнеры художественного отдела 14 марта отправились на Ранчо Скайуокер и ушли с головой в архивы Lucasfilm.

прототипы главного злодея Эпизода VII

Джей Джей Абрамс посмотрел рисунки, где главный антагонист был изображён в костюме, напоминавшем костюм Вейдера, и у него возникла идея, что этот злодей выдаёт себя за Дарта Вейдера.

В ранних вариантах сценария Эпизода VII перые кадры фильма почти в точности повторяли начало «Новой надежды»: фрегат Повстанцев преследовал и втягивал внутрь себя пиратский корабль, дизайн которого напоминал звёздный разрушитель из классической трилогии.

«Джей Джей [Абрамс] настаивал на том, чтобы пролог Эпизода VII был очень узнаваемым — узнаваемым настолько, чтобы почти полностью повторять начальные кадры Эпизода IV,— вспоминает Дуг Чан.— Смысл был в том, чтобы подчеркнуть преемственность, и почти сразу же дать понять, что это — новые корабли и новые злодеи».

арт для Эпизода VII Звёздных войн - разрушенные статуи джедаев

Работая над образами новых планет, дизайнеры с самого начала хотели использовать тему с разрушенными памятниками эпохи джедаев.

В ходе совещания, устроенного 17 апреля 2013 года, Майкл Арндт, Рик Картер и Джей Джей Абрамс придумали совершенно новую идею для одного из главных персонажей. Ведущий мужчина-протагонист, Сэм, теперь в самом начале фильма был штурмовиком. Один из его приятелей был убит и оставил на шлеме Сэма отметину в виде следа от окровавленных пальцев. Джона Доу превратили в республиканского военного, у которого появился дроид-компаньон, содержащий внутри себя крайне важную информацию (практически прямой перепев R2-D2 из «Новой надежды»). Доу по сценарию нужно было объединиться с Сэмом, чтобы завершить свою миссию.

концепт-арт - партнёр Киры

Было решено, что персонаж Киры — сборщица железного хлама с планеты-свалки. Между делом был представлен торговец вторсырьём, экзот, заправляющий бизнесом по добыче металлолома на этой планете. Поначалу по сценарию Кира работала на пожилого человека — бывшего пилота Повстанцев, являвшегося для неё кем-то вроде отца, и ездила на старом «автомобиле». Она смотрела на то, как садятся и взлетают звездолёты, и мечтала, что когда-нибудь выберется с этой пыльной захудалой планеты. В числе прочих звездолётов она видела на стоянке законсервированный «Тысячелетний сокол».

* * *

По материалам издания «The Art of Star Wars: The Force Awakens»

Продолжение: Часть 2

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: Эпизод VII, The Art of Star Wars: The Force Awakens, история Звёздных войн

Centax

Centax в соцсетях