• Литература


Дарт Вейдер от Marvel

Дарт Вейдер

Как известно, Marvel в самом начале 2015 года запускает сразу три серии комиксов по «Звёздным войнам»: «Star Wars», «Star Wars: Dart Vader» и «Star Wars: Princess Leia».
Британский писатель Кирон Джиллен на пару с художником Сальвадором Лароккой поработают над комиксом «Star Wars: Darth Vader», который выйдет в феврале 2015 года.

Сюжет комикса завязан на разногласии между Владыкой Ситов и Империей, возникшем после уничтожения повстанчами первой Звезды Смерти.

Журналист USA Today побеседовал с Кироном Джилленом о его работе над комиксом.

В комиксе Джейсона Аарона, «Star Wars», который выходит самым первым из трёх, и сюжет которого так же, как и в новом комиксе про Вейдера, следует за первым фильмом «Звёздных войн» и уничтожением Звезды Смерти, Вейдер — это неудержимая сила. Повстанческий Альянс избегает встречи с ним, хотя тот, кажется, присутствует повсюду.

«В моей книге всё наоборот,— со смехом отвечает Джиллен.— Там описывается то, чем он занимается после того, как отдал кесарю кесарево. Он испытывает невероятное переутомление, он буквально разрывается между необходимостью служить Империи и потребностью в том, чтобы предпринимать определённые шаги ради собственных интересов».

Бесславная участь Звезды Смерти привела к тому, что Вейдер оказался в немилости у Империи — возможно, даже был опозорен. Однако Джиллену тот период времени, над которым он работает — между «Новой надеждой» и «Империя наносит ответный удар» — кажется самым плодотворным для сочинения подобных историй. Он придумал сценарий «падения и возвышения Дарта Вейдера», мало чем отличающийся от истории Фрэнка Андервуда в сериале «Карточный домик»:

«Человек, долгие годы работавший на Систему, вдруг начинает ощущать себя в ней изгоем, и тогда он прибегает к таким методам, какими он не стал бы пользоваться раньше».

К началу фильма «Империя наносит ответный удар» Вейдер, как считает Джиллен, вновь берёт всё под свой контроль.

Star-Wars-Vader-арт для обложки комикса«Возможно, Вейдер в Империи пользуется даже большей свободой действий, чем во времена „Новой надежды“. Никто не приказывает Вейдеру отступать и не просит: „Нет, пожалуйста, не убивай этого парня!“ Вейдер делает то, что он хочет».

Джиллен считает политическую ситуацию в «Звёздных войнах» «в корне интересной». Иператор вынашивал планы Звезды Смерти в течение 20 лет и не распускал старую Галатическую республику вплоть до самого начала «Новой надежды».

«Республика пребывает в анабиозе,— говорит писатель,— и только ощутив угрозу, исходящую от Звезды Смерти, она понимает, что наступает тотальный фашизм».

После того, как Звезда Смерти разрушена, Империя прилагает все усилия для создания новой, а Дарт Вейдер испытывает некоторый комплекс вины из-за того, что его гамбит — дать повстанцам возможность улизнуть с планами Звезды Смерти — бездарно провалился.

Кроме того, его не покидает ощущение какой-то странности, сопутствующей данному событию.

«С чего вдруг Оби-Ван Кеноби вылез на свет — после стольких лет? И это странное ноющее чувство, когда я видел того пилота с истребителя — в ком так мистически ощущалось присутствие Силы…»

«К тому времени, как начинаются события „Империи“,— говорит Джиллен,— Вейдер уже знает, что Люк — его сын, но мы ещё не видели тот кульминационный момент, когда Вейдер говорит: „Я твой отец“ — момент, когда он понимает, что предыдущие 20 лет его жизни были основаны на лжи».

Один из методов, при помощи которого Вейдер пытается вернуть себе утраченный статус — это создание собственной властной структуры внутри Империи, что-то вроде личного КГБ. И привлечение охотников за головами (сцена из «Империи», где Вейдер стоит в окружении Бобы Фетта, Босска, Денгара, IG-88 и других, отправляя их на поиски Хана Соло) Джиллен считает ключевым фактором.

«Он даже чеерсчур дотошен,— говорит писатель о Вейдере.— „Эй, Дарт, у тебя есть более серьёзные задачи, чем инструктаж охотников за головами“. И он знает всех охотников. Он говорит: „Никаких дезинтеграторов“,— явно обращаясь в сторону одного из них. Это означает, что у него уже был опыт общения с ними. Или, по крайней мере, он имеет о них сведения».

«То, чем я занимаюсь — это, в какой-то степени, истории, оставшиеся за кадром. Дарту нужно получить то, что он не может получить явным способом, будучи человеком внутри Империи. Хотя он по-прежнему повинуется приказам Императора, он также работает на себя и делает то, что ему необходимо ради личных интересов».

С этой целью Вейдер создаёт своих собственных дроидов,— а у Энакина Скайуокера уже с неполных 10 лет это хорошо получалось, если судить по фильмам,— а также привлекает к работе на себя охотников за головами, контрабандистов и прочих обитателей преступного мира.

«Я не хочу, чтобы это были „Приключения Космических Фашистов“,— говорит Джиллен.— Я хочу показать жизнь со всех сторон».

Фильмы дают нам немного сведений о том, что делал Вейдер до того, как открыл Люку правду о своём отцовстве. Джиллен считает, что ключевым фактором является внутренняя борьба между неисправимым злодеем и Энакином.

«Я с упоением описываю моменты, когда в Вейдере проступает светлое начало Энакина, и чувствую угнетение, когда речь идёт о Тёмной Стороне».

«Вопрос гордости очень важен для Вейдера. По этой причине каждый раз, когда я пытаюсь проникнуть под его маску, я стараюсь держать читателя на некотором расстоянии. Каков Вейдер на самом деле? В этом и состоит его загадка. Он умён и на самом деле не просто громила — хотя в этом деле он тоже очень хорош».

Источник: USA Today

Поделиться ссылкой на статью:

Добавить комментарий

В комментариях недопустимо использование оскорбительных выражений и нецензурной лексики, а также сообщений, направленных на разжигание расовой, этнической, религиозной и иной вражды. Запрещается реклама сторонних ресурсов, спам и ссылки.

Вы можете авторизоваться через социальные сети.

             

Centax

Другие мои проекты

Centax в соцсетях