• Литература


Второй отрывок из романа «Catalyst»

Rogue One - маленькая Джин прячется в укрытии

Сайт Entertainment Weekly опубликовал второй отрывок из романа Джеймса Люсено «Catalyst», который должен выйти из печати 15 ноября. В книге, как вы уже, наверное, знаете, рассказывается предыстория семьи Эрсо: Галена, Лайры и Джин. Их связывают давние отношения с Орсоном Кренником, будущим руководителем специального имперского отдела по разработке особого оружия. Он стал покровителем и защитником семьи Эрсо, убедив Галена взяться за работу с кайбер-кристаллами.

Фанатам «Звёздных войн» должно быть известно, что эти кристаллы являются главным элементом световых мечей. Они также имели важнейшее значение для создания сверхмощных лазеров Звезды Смерти.

В приведённом ниже отрывке из книги Гален размышляет о том, что привело к напряжённым отношениям между ним и его женой Лайрой, и о всё более увеличивающемся разрыве между ним и маленькой Джин.

Энтони Брезникан, автор статьи на EW.com, выдвинул теорию, объясняющую, как Повстанцам удалось уничтожить Звезду Смерти. В книжке, которую читает Джин, есть персонаж — охотник за сокровищами. Он выбрался на свободу, используя специальный канал, который вынес его на поверхность через восемь подземных уровней. Если так можно подняться, то так же точно можно и спуститься. Возможно, Гален почерпнул из этой книжки вдохновение и создал портал, который позднее помог Люку Скайуокеру сокрушить оружие массового поражения, созданное Императором?

Решайте сами.

Отрывок из романа «Catalyst»

Сидя на диване в их служебной квартире и сгорбив плечи, Гален оторвал взгляд от ноутбука, осознав вдруг, что они с Джин находятся вместе в одной комнате. Теперь это случалось нечасто из-за усиливающейся напряжённости между ним и Лайрой. Джин сидела с планшетом на коленях и с большим энтузиазмом трудилась над созданием какого-то рисунка, негромко, но увлечённо разговаривая сама с собой и тыкая по кнопкам управления, в то время как её указательный палец скользил по экрану.

У Галена в руке был маленький датапад; он работал с уравнением, над которым бился уже в течение нескольких недель. Он нашёл способ изменить внутреннюю структуру кайбер-кристаллов, но в отместку те, кажется, нашли способ этому противостоять. И, хотя он ничего не слышал от Орсона, ему казалось, что в исследования вновь вмешивается фактор спешки, как будто кто-то или что-то нашёптывает ему: торопись, торопись…

С тех пор, как он передал Орсону и его команде информацию об огранке, он пребывал в лихорадочном состоянии, а какая-то часть его мозга постоянно билась над расшифровкой ускользающей от сознания загадки. Он не сомневался в том, что виной тому — кайбер-кристаллы, но надеялся на то, что ему всё же удастся понять истинную причину проблемы. Вконец изведённый этим, он начал записывать свои сны в ноутбуке. Давным-давно он нарисовал карту своего подсознания и теперь мог расшифровать то, о чём ему говорили его сны. Однако его нынешние сны происходили за пределами этой карты, в какой-то другой, неизвестной области его разума. Дневник снов занимал несколько страниц; многие записи были сделаны посреди ночи или сразу после пробуждения, перемежаясь с набросками, переходящими в вычисления, случайными мыслями и написанными мелким почерком примечаниями, в которых он, тем не менее, мог с лёгкостью разобраться даже теперь.

Он запустил пальцы в свою шевелюру, откинул волосы ото лба и оторвал взгляд от ноутбука, чтобы понаблюдать за Джин. Она по-прежнему была поглощена своим занятием, погружённая в собственный мир. Когда она, наконец, сделала паузу и выпрямила спину, чтобы оценить свой рисунок, Гален встал со своего места и перешёл к ней.

«Могу я взглянуть на то, над чем ты работаешь, Звёздочка?» (В оригинале — Stardust, «космическая пыль» — прим. Nexu)

С удивлением взглянув на него, она кивнула: «Это для тебя».

Гален показал на себя рукой: «Для меня?»

Она вновь кивнула: «Я нарисовала, как Брин пытается вернуться домой».

Брин был героем её нынешней сказки на ночь, головида под названием «The Octave Stairway» («Лестница из восьми уровней»). На рисунке была представлена её версия этой лестницы, спиралью уходящей вниз, через восемь уровней к  впадине в самом низу, где Брин получил магические возможности, позволившие ему вернуться домой.

Он слышал эту историю так много раз, что мог бы рассказать процесс спуска по памяти.

…Когда, наконец, они оказались в замке, они прошли через большие ворота и вошли внутрь. Перед собой они увидели ведущую вниз лестницу. Это была та самая Лестница из Восьми Уровней, которую искали Брин и его друзья. Они приблизились к верхней ступеньке и посмотрели вниз. «Восемь уровней,— сказал Брин.— И на каждом мы должны отыскать нужную часть магического элемента». В самом низу, у подножия лестницы, Брин мог разглядеть Золотую Чашу. Каждый, кто мог достичь Золотой Чаши, получал возможность взлететь вверх, преодолев сразу все восемь уровней, вырваться из-под крыши замка прямо в чистое небо и оказаться дома.

Нарисованную лестницу окружали странные знаки и фигуры, расположенные по периметру экрана, и Гален тотчас узнал в них видоизменённые математические символы и свои беспорядочные каракули, которые он часто рисовал, не задумываясь.

Он присмотрелся к изображению длинноволосого, немного взлохмаченного Брина, внезапно задумавшись, был ли этот образ намеренно задуман таким или же Джин попыталась нарисовать его самого.

«Брин немного похож на меня»,— сказал он.

Она искоса взглянула на рисунок: «Ты можешь быть Брином, если хочешь».

Пристально глядя на неё сверху вниз, Гален вдруг почувствовал, как тепло разливается в груди, и ощутил прилив любви — одновременно и заставляющий сердце трепетать, и радостный. Он вспомнил, как в первый раз взглянул в её глаза в спальне Лайры в их убежище, и как усеянные звёздочками глаза Джин очаровали его вновь в тот день, когда его выпустили из тюрьмы на Тамболоре. Он много раз думал о том, что Джин и Лайра придавали ему сил, чтобы он мог пережить часы одиночества в холодной камере; он думал о том, как много раз обещал себе сделать их жизни полными счастья. Его прекрасная дочь… Как он позволил себе фактически заключить себя в тюрьму ради этих исследований, из-за чего почти утратил связь с Джин? Почему он поставил кайбер-кристаллы на первое место? Он утешал себя мыслью о том, что делает это ради своей семьи, но на самом деле всё это было только для него самого. Всё ради научной жажды открытия.

Джин едва не подпрыгнула, когда он привлёк её к себе и заключил в объятья.

«Я люблю тебя, Звёздочка,— прошептал он, ладонью оттирая набежавшую слезу.— Мне так жаль, что я вечно был занят и забывал сказать вам, как много вы для меня значите».

Она кивнула, всё ещё оставаясь в его руках. «Всё хорошо, папа. А теперь мы можем отправиться домой вместе с Брином?»

* * *

Источник: EW.com

Поделиться ссылкой на статью:

Метки: Star Wars Rogue One , Джин Эрсо, Гален Эрсо

Добавить комментарий

В комментариях недопустимо использование оскорбительных выражений и нецензурной лексики, а также сообщений, направленных на разжигание расовой, этнической, религиозной и иной вражды. Запрещается реклама сторонних ресурсов, спам и ссылки.

Вы можете авторизоваться через социальные сети.

             

Centax

Другие мои проекты

Centax в соцсетях